Почему "Талибан" и "Аль-Каида" никогда не разорвут своих связей

Об этом сообщает dividend.in.ua со ссылкой на СМИ.

США и их союзники по НАТО считают, что они оказались в ловушке в Афганистане, и больше не хотели бы рисковать, оставаясь в этой стране. Об этом пишет Независимая газета.

Они спешат обставить свой вероятный выход из Афганистана со всей грациозностью, подобающей «успеху» великой державы, заявляя об успешном завершении афганской войны. Параллельно с этим в американском истеблишменте стали звучать слова о том, что афганские талибы якобы уже не те, что были раньше, что они изменились, и теперь они фактически представляют собой повстанческое движение, выступающее против коррупции в правительстве, незаконных вооруженных полевых командиров и т.д. Между тем, это огромное упрощение весьма сложной проблемы, и в то же время глубокое заблуждение, имеющее непредсказуемые региональные и глобальные последствия, пишет Независимая газета.

Ситуация в Афганистане, по сути, сегодня остается такой же, как и все последние 18 лет: афганские талибы ни чуть не изменились и имеют самые тесные связи с «Аль-Каидой» и практически со всеми другими региональными террористическими организациями. И этот факт давно не является каким-то большим секретом для бдительных западных, российских и региональных спецслужб. Талибы как группа не изменились по своему характеру и целям. Он по-прежнему служит тем самым зонтиком для всех террористических организаций, включая «Аль-Каиду», и предоставляет им благоприятную среду для планирования терактов, подготовки и вооружения боевиков, которые затем совершают смертельные атаки в разных частях субконтинента и за его пределами.

Любые схемы использования талибов в качестве инструмента для борьбы с «Аль-Каидой» и ИГИЛ, в конечном счете, будут контрпродуктивными. «Талибан» как прямое детище «Аль-Каиды» продолжает представлять угрозу безопасности Соединенных Штатов и их союзников. Тем не менее, в чем действительно изменились талибы, так это в растущей «легитимности» их террористического движения из-за активного общения с некоторыми региональными государствами и получения у них оружия, а так же из-за более тесного взаимодействия с определенными региональными службами безопасности, прежде всего, Пакистана и Ирана. Сегодня внутри «Талибана» существует, по меньшей мере, шесть различных группировок, которые используются региональными спецслужбами для выполнения самых различных задач и функций, получают от них (пока скрытно) деньги и материально-техническую помощь. Видимо придется согласиться с мыслью, что Пакистан больше не является монополистом по контролю за деятельностью «Талибана» в Афганистане. Вместе с тем, влияние пакистанских спецслужб на такие руководящие центры «Талибана», как «Пешаварская шура» и «Кветтская шура» остается, бесспорно, сильным. У «Талибана» так же имеются широкие и глубокие связи с региональной организованной преступностью.

«Талибан» и «Аль-Каида» до сих пор наслаждаются уютными и интимными отношениями. Лидеры талибов из «Кветтской шуры» приняли недавно участие в церемонии «коронации» сына бен Ладена в качестве его преемника, а заместитель командующего сетью «Аль-Каиды» отдает дань уважения и заявляет о своей лояльности как бывшему эмиру талибов мулле Ахтару Мухаммеду Мансуру, так и действующему лидеру «Талибана» маулави Хайбатулле Ахунду. Хайбатулла Ахунд пользуется религиозной и политической поддержкой руководства «Аль-Каиды». Кроме того, лидер «Аль-Каиды» Айман аль-Завахири время от времени направляет своих представителей для совершения посреднических миссии, когда между различными группировками «Талибана» (особенно на уровне высшего руководства) возникают сложности и противоречия. Сложности, главным образом, возникают по таким вопросам, как преемственность руководства, материально-техническое обеспечение, ведение войны и условия заключения мира. «Аль-Каида» также регулярно использует свою сеть по сбору денежных средств в странах Персидского залива, чтобы собрать финансовую помощь для «джихада талибов» в Афганистане.

Сразу после событий 11 сентября 2001 года президент Джордж Буш объявил о глобальной войне с террором и приказал начать операцию «Несокрушимая свобода». Буш тогда выдвинул три условия сохранения режима «Талибана» у власти в Афганистане: талибы должны были прервать связи с «Аль-Каидой», передать Усаму бен Ладена в руки США, и соблюдать права человека. Как потом развивались события с началом операции «Несокрушимая свобода» всем хорошо известно. На наш взгляд, в настоящее время более интересы результаты, которые эта операция принесла.

Спустя почти два десятилетия лидеры движения «Талибан» по-прежнему продолжают получать советы и финансовую поддержку от «Аль-Каиды» и торжественно заявляют о признании Аймана аль-Завахири в качестве руководителя «Аль-Каиды». Усама бен Ладен не был передан американцам и жил под защитой как талибов, так и своих непосредственных спонсоров из пакистанских специальных служб, пока работа по его ликвидации не была выполнена самими американскими спецназовцами. Наконец, талибы продолжают массово нарушать права человека и предоставляют убежище для региональных террористических группировок, той же «Аль-Каиде», узбекским, северокавказским, среднеазиатским, китайским, арабским и, конечно же, пакистанским джихадистам.

Те, кто сейчас в исключительно конъюнктурных целях легитимирует движение «Талибан» и считает его «просто повстанческой группировкой», якобы не имеющей амбиций за пределами Афганистана, должны просто посмотреть на талибских братьев по оружию в различных регионах – на пенджабцев, арабов, узбеков, уйгуров и других. Сегодня треть боевиков «Талибана» на поле боя составляют иностранцы, которые сражаются под командованием и знаменем талибов по всему Афганистану. Зачем же называть их «просто повстанцами», предоставлять им политическую легитимность и прикрытие, переиначивая террористическую природу, действия и намерения талибов спустя два десятилетия?

Напомним, Соединенные Штаты свергли режим талибов, потому что они принимали у себя и оказывали поддержку Усаме бен Ладену и его сподвижникам, которые совершили трагические нападения 11 сентября в Америке, а не потому, что «Талибан» вел многолетний террор против афганского народа. Какова тогда логика тех, кто вдруг стал называть эту террористическую группировку «повстанческим движением», при этом борющимся за власть исключительно террористическими методами и якобы имеющим лишь внутриафганскую повестку, не преследующую экспорт исламской революции? Правда заключается в том, что талибы не изменились ни по своей природе, ни по своим целям. Он по-прежнему служат зонтиком для прикрытия деятельности террористических организации самых разных мастей и сущностей, и инкубатором различных террористических групп. Ни на словах, ни на деле «Талибан» не осудил «Аль-Каиду» и не разорвал связи с ней и другими террористическими организациями. Любое другое изображение этой группы террористов – чистый миф и политическое лукавство.

Старый принцип «враг моего врага – мой друг» не действителен, когда речь идет об использовании движения «Талибан» в качестве силы для борьбы с ответвлениями «Исламского государства» (ИГИЛ) в регионе АфПак (Афганистана и Пакистана). Хотя подход и организация этих двух террористических групп могут различаться, но, по сути, движение «Талибан» разделяет ту же религиозную идеологию и мировоззрение, что и ИГИЛ. Так называемая «Хорасанская ветвь ИГИЛ» представляет собой смесь разочарованных талибов и членов различных групп джихада с разнообразными региональными разведывательными проектами. «Талибан» никогда по-настоящему не боролся с группами вроде «Хорасанская ветвь ИГИЛ» ни в одной части Афганистана. Зачастую операции «Талибана» против ИГИЛ являлись ответными реакциями, которые основывались на указаниях иранских спецслужб или пакистанской Межведомственной разведки (ISI) о проведении операций по зачистке вдоль афгано-иранской и афгано-пакистанской границ от отрядов игиловцев. На сегодняшний день талибам не хватает последовательной антиИГИЛовской кампании, в то время как афганские силы безопасности успешно ликвидировали, по меньшей мере, трех эмиров так называемого «Хорасанской ветви ИГИЛ» и с десяток их помощников, заместителей и командиров среднего звена.

Более того, в определенных регионах Афганистана талибы, фактически, объединили ресурсы и живую силу с ИГИЛ – особенно в северных и северо-восточных частях страны – для борьбы с афганскими правительственными силами. Существует также тесная связь между террористической сетью Хаккани, боевыми отрядами талибов и «Хорасанской ветвью ИГИЛ» –это почти альянс, потому что один из ближайших членов семьи Хаккани является основателем отделения «Хорасанской ветви ИГИЛ».

Как было сказано выше, «Талибан» продолжает служить зонтиком для региональных террористических групп из Пакистана «Сепахе сахаба», «Лашкар-е-Тайба» и другие. Наемники из арабских стран (Ливия, Ирак и Сирия), Центральной Азии («Исламское движение Узбекистана», «Ансарулла», «Джундулла»), Китая (уйгурские сепаратисты) –всем этим террористическим группировкам площадку и ресурсы для участия в боях и подготовку террористических акций, включая участие в организованной преступной деятельности, предоставляет именно «Талибан». Повторюсь, одна треть боевиков «Талибана» на различных полях сражений – это иностранные наемники из смеси вышеупомянутых террористических групп.

В настоящее время пакистанские, арабские, центрально-азиатские, северокавказские и китайские (уйгурские) террористические группы, которые ведут боевые действия в Афганистане, оказывают содействие «Талибану» в таких сферах как командование и контроль, создание взрывчатых веществ, минирование дорог и др., в борьбе против сил США, НАТО и правительственных войск Афганистана. В то же время иностранные боевики являются «транзитными джихадистами», многие из которых воспользуются первой же возможностью уехать в любую другую страну (включая страну своего происхождения) с тем, чтобы уже там «делать джихад» (совершать кровавые теракты, убивать людей, разрушать инфраструктуру и т.д.). Среди боевиков террористических группировок, действующих под зонтиком «Талибана», особо необходимо выделить пакистанских боевиков, которые почти все совершают теракты с санкции своего государства.

Талибы еще не продемонстрировали ни словом, ни делом, что они разорвали связи с «Аль-Каидой», что они не будут «зонтиком» и инкубатором для региональных и глобальных террористических организаций и не станут такой же доверенной группой, как «Хезболла», для некоторых государств региона. Поэтому любые попытки легитимации этой группы в качестве движения борющегося за независимость и якобы не имеющего намерения экспортировать свои религиозно-идеологические воззрения за пределы Афганистана являются опасными, поскольку взятие власти талибами поощрило бы их террористических союзников и укрепило бы их экстремистский взгляд на мир. По сути, это означает, что мы возвращаемся к нулевым годам, и что жертвы, понесенные афганцами, США и НАТО, были напрасны. Чтобы избежать такого сценария, Соединенным Штатам вместе с афганцами необходимо достичь консенсуса по трем основным сюжетам.

Во-первых, движение «Талибан» должно публично разорвать связи с «Аль-Каидой» и другими террористическими группировками и вывести их бойцов из своих рядов и помочь афганскому правительству арестовать их.

Во-вторых, необходимо сохранять военное давление на талибов, пока они не согласятся на подлинное политическое урегулирование и на ведение прямых переговоров с правительством Афганистана.

В-третьих, «Талибан» должен гарантировать, что он не будет выступать в качестве вооруженного агента для региональных игроков.

Любые меры, не связанные с этими действиями, будут служить только поощрению террористических групп, оказанию помощи в возрождении «Аль-Каиды» и возникновению гражданской войны в Афганистане катастрофического масштаба.

Силы безопасности Афганистана и американские власти 7 октября с.г. сообщили о ликвидации в уезде Муса-Кала южной афганской провинции Гельманд некоего Асема Омара, одного из руководителей террористической организации «Аль-Каида». Руководитель так называемого «Индийского субконтинента» «Аль-Каиды» Асем был уничтожен вместе с шестью сподвижниками (все они были либо пакистанцами, как сам Асем Омар, либо арабами).

Между тем, бывший посол Пакистана в Вашингтоне Хусейн Хаккани, а также аналитик «Атлантического Совета» Джавид Ахмад в недавно опубликованной статье указывают, что «Талибан» с «Аль-Каидой» продолжают иметь неразрывную связь. По мнению этих информированных экспертов, «Талибан» имеет крепкие и разветвленные контакты с «Аль-Каидой» и другими террористическими организациями, и это обстоятельство должно быть серьезно учтено при любых переговорах с талибами.

Факты – вещи суровые, тем более, исторические факты: на протяжении последних почти 24 лет «Талибан» последовательно развивал самые тесные взаимоотношения с «Аль-Каидой». При ведении талибами войны военизированная часть «Аль-Каиды» всегда стояла неподалеку от них и выделялась хорошей экипировкой и не похожими на афганцев лицами боевиков. Очевидцы вспоминают середину 90-х годов, когда почти ежедневно, как правило, после 22.00, большая часть боевиков «Аль-Каиды» стекалась в кабульские рестораны и кафе чтобы поужинать, ведя долгие, непринужденные беседы «за жизнь»... Это лишь одно из доказательств того, что союзнические отношения между талибами и «Аль-Каидой» имеют давние и крепкие корни, и возникли задолго до 2001 года.

С приходом в Афганистан международных коалиционных сил в 2001 году, главной мишенью иностранных войск (американских, в частности) стали как раз отряды «Аль-Каиды». Они подвергались ударам и нападениям практически со всех сторон.

«Талибан» в настоящее время, для того чтобы уменьшить свои ежедневные катастрофические людские, материальные и экономические потери из-за успешного натиска афганских и международных коалиционных сил, чисто внешне, формально, согласился заявить о якобы разрыве связей и отношений с «Аль-Каидой».

Между тем, необходимо отметить, что отношения между ними по-прежнему весьма крепкие. Теоретически, очень условно, можно допустить, что «Талибан» способен уговорить «Аль-Каиду» какое-то время не совершать террористические акты и нападения на американцев и их союзников. Но при этом сам «Талибан» ни в коем случае не станет разрывать связей с «Аль-Каидой», отказываться от сложившейся за долгие годы взаимодополняющей зависимости.

Примером яркой двойной игры «Талибана», как раз может являться уже упомянутое убийство пресловутого Асема Омара. В то время когда практически все заслуживающие доверия источники подтвердили ликвидацию этого террориста «Аль-Каиды», лишь сам «Талибан» упорно отрицал этот факт. В этой связи вспоминается известная русская поговорка «На воре шапка горит». Если допустить, что у «Талибана» отсутствуют связи с «Аль-Каидой», тогда откуда талибам знать, жив представитель аль-Завахири или убит?

Заметим, что Асем Омар был убит в уезде Муса-Кала, давно находящимся под контролем «Талибана». Вряд ли он находился там без санкции лидеров талибов. Кстати, настоящее имя Асема Омара — Шавкат Мераадж. Как утверждают информированные источники, он был убит непосредственно в штабе «Талибана» в уезде Муса-Кала. Возникает логичный вопрос, что представитель «Аль-Каиды» делал в штабе талибов, если между двумя террористическими группами разорваны все связи? Кстати, смерть Асема Омара – неединственная потеря террористов: за последние шесть месяцев в самых разных районах Афганистана были ликвидированы один за другим многие вожаки «Аль-Каиды».

И последнее, возможно, самое важное замечание: «Аль-Каида» была и остается основной, а в каком-то смысле даже единственной, организацией, которая обеспечивает экономические (материально-технические) потребности «Талибана», в том числе, в сфере поставок вооружения и боеприпасов. Не стоит также забывать об идейной общности этих двух террористических течении: как «Талибан», так и «Аль-Каида» являются приверженцами салафизма. Очевидно, что ценностных различий и доктринальных антагонизмов между двумя группировками джихадистов нет. И это еще одна причина, по которой «Талибан» и «Аль-Каида» были и остаются вместе.

Підписуйся на сторінки UAINFO у Facebook, Twitter і YouTube

Гаус ДЖАНБАЗ



Джерело статті: “http://uainfo.org/blognews/1571227153-pochemu-taliban-i-al-kaida-nikogda-ne-razorvut-svoih.html”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя